Нужен ли Православной Церкви еще один Вселенский собор?

Или зачем патриарх Варфоломей настаивает на скорейшем проведении Всеправославного собора?

Комментарий на интервью Святейшего патриарха Варфоломея

Έχει ανάγκη η Ορθόδοξη Εκκλησία σε μια άλλη Οικουμενική σύνοδο;

ή

Γιατί ο Πατριάρχης Βαρθολομαίος επιμένει στη διεξαγωγή πρόωρων του Πανορθόδοξο Σύνοδο;

Σχόλια για τη συνέντευξη του Παναγιωτάτου Οικουμενικού Πατριάρχου κ.κ. Βαρθολομαίου

«С Божией помощью наш визит в рождающую святых Россию завершился успешно. Этот был ответный визит после прошлогоднего мирного и братского визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла во Вселенский Патриархат. Мы уезжаем к нашей Матери, в Константинополь, с хорошими воспоминаниями и священными переживаниями»

Из последнего интервью Вселенского патриарха Варфоломея.

Недавно завершил свой официальный визит в Русскую Православную Церковь Константинопольский патриарх Варфоломей. Этот визит был важен для обеих православных церквей, для русских православных людей, клириков, мирян – это возможность для более тесного общения с предстоятелем той церкви, от которой получила свое рождение Русская Православная Церковь и Русское государство. Но для многих этот визит вызвал и тревогу. Причиной для такой тревоги является, несомненно, переживание за сохранность православной веры, ее чистоты и не поврежденности. Дело в том, что деятельность патриарха Варфоломея, на что указывают многочисленные факты, оказывается направленной на разрушение всеправославного единства. Это разрушение ведется с помощью экуменизма, который вышел за рамки православного свидетельства и теперь представляет собой откровенное попирание священных канонов (частые сослужения Римскому папе, совместные молитвы с инославными и иноверцами) Православной Церкви и даже, в некоторых случаях, опасного попирания ее вероучения (навязывание новой экклезиологии и фактическом лидерстве и главенства Константинопольского патриарха в Православной Церкви, навязывание принятия унионального документа в Баламанд в 1992г и др.).

Патриарх Варфоломей пытается себе присваивать почести и привилегии, которые в свое время были искусственным образом приняты и усвоены Римскими епископами на Западе. Он постоянно напоминает о своей руководящей роли в православном мире, называет Константинопольского патриарха гарантом православного единства и даже присваивает себе право говорить о том, что его речи являются голосом Православной Церкви, и т.д. Некоторые подобного рода заявления даже выставлены на официальном сайте Вселенской Патриархии.

Даже, несмотря на все это, визит патриарха Варфоломея в Россию ободрял тем, что глава нашей матери-церкви Константинопольской, несмотря на некоторые трения между церквами, все же приехал. У него была прекрасная возможность ознакомиться с состоянием нашей Церкви. И оно, несомненно, во много раз лучше, чем церкви Константинопольской. Ее единственным украшением является, безусловно, Гора Афон, удел Богоматери. Но это достояние не только Константинопольской патриархии, но и всего Православного мира, это – всеправославный центр, сердце Православия. Расцвет Святой Горы во многом обязан не Вселенской патриархии, а тем ревностным подвижникам монахам-аскетам, которые в наше время явили подлинно равноангельное житие, вдохнули новую жизнь в некогда приходившие в запустение монастыри. Во многом Афон обязан трудам и деятельности старца Иосифа Исихаста и старца Паисия. Именно их подвижнический образ жизни смог привлечь обильную благодать Божию на Святую Гору, которая взрастила новых подвижников и ревнителей монашеского благочестия. Кроме того, в отличие от Константинопольской патриархии, которая с 1920 года повела активную политику развития экуменических контактов, а в 1923г. патриархия провела кощунственный Всеправославный Конгресс, отменив Юлианский календарь вопреки строгим анафемам Соборов 16 столетия, святая Гора Афон живет неизменно святоотеческим преданием. В 1930г. Всеправославное совещание в монастыре Ватопед осудило деяния Всеправославного Конгресса в Константинополе 1923г. как раскольнические. Святая Гора прекрасно знала и знает, что священные установления Православной Церкви менять крайне опасно. Итог всех обновленческих решений Константинопольской церкви – это раскалывание Православной Церкви, и крайнее обмирщение самой Вселенской патриархии. Не учитывать это – было бы крайне неразумно.

И сегодня, патриарх Варфоломей, не успев приехать в Россию, сразу же стал официально и демонстративно заявлять о необходимости скорейшего созыва Всеправославного собора. Естественно возникает вопрос: а зачем он нужен и кому он нужен?

На последний вопрос мы отвечать не станем, так как совершенно очевидно, что идея созыва собора и ее постоянное, можно сказать насильственное навязывание народу и клиру, – это, несомненно, сильное влияние на церковных лидеров нецерковных политических кругов, которые активно и дерзко навязывают Церкви свои мирские представления и мнения.

На вопрос «зачем?» патриарх Варфоломей и его ближайшее окружение отвечают весьма хрупкими и неубедительными доводами:

  • высмеивание православных инославными за то, что они не могут созвать собор,
  • обсудить насущные вопросы времени и принять по ним общее решение,
  • восстановить соборный принцип управления Церковью.

А точнее будет сказать так: надо, потому что надо и хочется.

Мы начнем с третьего аргумента. Дело в том, что созыв Вселенского собора, как об этом свидетельствует и каноническое церковное право, и история Церкви, – это событие крайне редкое и исключительное для церковной жизни. Вселенские соборы никогда не собирались регулярно, а только при крайней надобности, ради защиты Церкви от распространявшихся ересей.[1] Нерегулярность их – это вполне очевидный исторический факт:

  • в 4 веке: 325г и 381г,
  • в 5 веке: 431 и 451гг.,
  • в 6 веке: 535гг.
  • в 7 веке: 680г.,
  • в 8 веке: 787г.

Кроме того, собирались и «еретические соборы», которые считали себя Вселенскими.

Кстати говоря, патриарх Варфоломей, хотя и имеет звание доктора богословия, однако он забывает о том, что Православная Церковь и после указанных 7 Вселенских соборов собирала соборы, решения которых имеют обязательную силу для всей Православной Церкви. Они имеют такой же авторитет и значение, как и Вселенские соборы. А в своих актах они называли себя именно вселенскими. Таковыми являются соборы: 879г. в Константинополе, 1341, 1351, 1369гг. (против Варлаама, Акиндина и Григоры в защиту свт. Григория Паламы и исихазма) в Константинополе, Константинопольские соборы 1583, 1594гг. (против нового Григорианского календаря), Константинопольский собор 1694г. (о Божественной Евхаристии). Поэтому говорить о том, что у Православной Церкви с 7 Вселенского собора накопилось много неразрешенных вопросов – это, как мы видим – неправда и откровенная ложь. Церковь Православная разрешала недоуменные вопросы даже после Великой Схизмы. К вышеназванным соборам мы добавим Константинопольский собор 1450г, который осудил позорную Ферарраро-Флорентийскую унию. Он объявил собор в Ферраре «обманным лжесобранием, земным обольщением и насилием».[2] Уже после падения Константинополя в 1453, через тридцать лет в 1483г. собрался в Константинополе собор. На нем присутствовали все восточные патриархи. Этот собор осудил деяния Ферраро-Флорентийского собора, как «догматствовавшего в искаженных догматах и чуждых Кафолической (Православной) Церкви».[3]

Если вставать на позицию патриарха Варфоломея, то следует перечеркнуть всю жизнь Православной Церкви после 787г. Церковь, если следовать логике Вселенского патриарха, не решала свои проблемы, она их только накапливала, тем самым можно сказать, что деяния всех бывших соборов Вселенский патриарх объявляет не имеющих ни силы, ни авторитета для Православной Церкви. Все это можно расценить как крайнюю степень дерзости и циничную узурпацию церковной власти и сознания Церкви.

Многие из вопросов, и то, как хочет их на Всеправославном соборе решить Вселенская патриархия, свидетельствует о неправославноти будущего собора. Все вопросы будут решаемы в обновленческом ракурсе. Именно поэтому патриарх Варфоломей и дает такое неприемлемое для сознания Православной Церкви заявление: «Наша Православная церковь постоянно старается идти в ногу со временем, ничем не жертвуя из своего учения, но реагируя при этом на веяния времени, помогая верующим справляться с современной действительностью». Идти в ногу с миром – это совершенное и полное противоречие тому, что заповедал своим ученика апостол любви Иоанн Богослов: «Не любите мира, ни того, что в мире, кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1 Ин.2, 15-16). И Церковь помогает миру как раз не современностью своей, а благодатью Божией, своей неотмирностью и напоминанием о подлинном призвании человека, о его небесном жительстве. Потеря именно этого главного ориентира миссии Церкви, служить миру ее неотмирностью, и привело к величайшей исторической драме – Великому расколу 1054г., когда Римская церковь отпала от Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви и постепенно превратилась в государство Ватикан, политический орган без спасительной благодати Божией.

Интересно также то, что и в 1923г. проводимый в Константинополе Всеправославный Конгресс проходил в рамках разработанной идеологии Венизелоса при поддержке патриарха Мелетия Метаксакиса возрождения Великой Византии, но на началах западно-европейского гуманизма. Собор незаконно ввел новый стиль, расколов Православный мир, но политические идеи Э. Венизелоса рухнули. Вскоре произошла так называемая Малоазийская трагедия (Смирнская трагедия). В малой Азии были наголову разбиты греческие войска. А позднее все греческое население Малой Азии должно было покинуть Турцию, исторические земли Византии и навсегда. Идея возрождения Великой Византии рухнула и это было наказанием Божием за приспособление Церкви под свои политические идеи и ее разрушение (см. на сайте apologet.spb.ru статью профессора Д. Кицикиса. Старостильники и подъем религиозного консерватизма в Греции).

Поэтому стремление провести Всеправославный собор во чтобы-то ни стало и как можно быстрей неудивительно. Патриарх Варфоломей, как и первый «великий реформатор» Константинопольской церкви Мелетий Метаксакис, является последователем линии «вестернизации» Православной Церкви, а значит ее реформирования и уничтожения. И готовящийся Всеправославный собор станет «законодательным» органом не Православия, а разрушительной идеологии «вестернизации». Однако незаконность его решений выявляется очень просто – нарушается главный принцип канонического устройства Православной Церкви и ее законодательства: «во всем последуя Святым Отцам», то есть неукоснительное следования решениям и постановлениям предшествующих Вселенских соборов и поместных соборов. Что, например значило бы вынести решение на предстоящем соборе о изменении Юлианского календаря, или введении нового общего календаря[4] – подпадение всех иерархов, принявших это решение под анафемы Константинопольских соборов 16 столетия. Следовательно, очень остро встанет вопрос о действительности совершаемых таинств. И если сегодня мы признаем таинства новостильных православных церквей, то только по икономии, в силу того, что они поддерживают евхаристическое общение со старостильными поместными церквами. Вопрос календаря не является второстепенным. И если современные иерархи сквозь пальцы смотрят на календарный вопрос и на решения Соборов 16 века, отвергая их авторитет и важность, то спрашивается – на каком основании они, не признавая решения соборов 16 столетия, считают правильными и авторитетными решения предстоящего Всеправославного собора? Если потеряны критерии соборности в сознании современных церковных лидеров, то совершенно очевидно, что и созываемый Всеправославный собор будет выражать не волю Божию, а амбиции и пристрастия «современных человеков». А такие решения не имеют никакой силы для церковной полноты. В связи с эти хотелось бы вспомнить мудрое замечание Святейшего патриарха Кирилла на слова патриарха Варфоломея о созыве Всеправославного собора: «Важно, с какими намерениями и мыслями туда прибудут представители церквей».

Возможно, что высшая иерархия делает расчет на религиозное невежество подавляющего числа православных верующих. И мы полагаем, что именно из этих идеологических страшных расчетов с этого года в Московском Патриархате принята новая процедура – централизованная цензура издаваемых книг. Задача проста – не допустить какой-либо даже здравой и богословски обоснованной критики антиканонических и опасных шагов священноначалия, пусть даже она носит характер разъяснения народу того, как учат в разных ситуациях поступать святые Отцы Церкви. Безусловно, в этом намерении есть и некие благие цели, но они, на фоне происходящего размывания православного церковного сознания видятся совершенно ничтожными.

Нецелесообразность проведения Всеправославного собора – очевидна. Но инерция иерархии, выраженная желанием плыть по течению и не отказываться от того направления, пусть даже ошибочного, которое принято ранее, является действительно острой проблемой для Православной Церкви. Но это проблема превращается, в конечном итоге, в реальную угрозу для Православной Церкви, для ее подлинного единства в истине Христовой. Но чтобы это понять, необходимо и смиренномудрие, и мужество. И мы, невзирая на «эпохальные заявления» патриарха Варфоломея, будем усердно молиться о нем и о просвещении Богом нашей иерархии, напоминая им об опасности и ложности выбранного пути для всей Православной Церкви.

Далее мы приводим интервью святейшего Вселенского патриарха Варфоломея, которое и послужило для нашего вышеизложенного комментария.

Патриарх Варфоломей хочет ускорить созыв Всеправославного собора

Стрельна. 31 мая. ИНТЕРФАКС – Патриарх Константинопольский Варфоломей считает необходимым не откладывать созыв Всеправославного собора с участием всех поместных Православных церквей.

“Мы приняли решение ускорить процесс созыва святого и великого Собора всех Православных церквей”, – сказал патриарх Варфоломей в интервью телеканалу “Вести-24″, запись которого состоялась в воскресенье в Константиновском дворце в Стрельне под Петербургом.

Он назвал созыв Собора одной из главных задач для Константинопольской церкви и выразил мнение, что Собор и его итоги “будут иметь величайшее значение для всего православного мира”.

Патриарх Варфоломей подчеркнул, что выступает за организацию Собора с самого момента своего избрания на патриарший престол.

По его словам, повестка дня мероприятия “уже определена и известна всему православному сообществу”: она включает в себя десять тем, в том числе принципы провозглашения автокефалии или автономии Православных церквей, проблемы поста, ряд вопросов, связанных с диптихом (порядком упоминания Церквей во время богослужения – “ИФ”).

“Наша Православная церковь постоянно старается идти в ногу со временем, ничем не жертвуя из своего учения, но реагируя при этом на веяния времени, помогая верующим справляться с современной действительностью”, – заявил патриарх Варфоломей.

Подготовка Собора была начата еще в 1960-е годы. Ему предшествуют заседания Всеправославных предсоборных совещаний и межправославных подготовительных комиссий. Собор должен будет разрешить вопросы, накопившиеся за несколько столетий, со времени последнего, седьмого, Вселенского собора и требующие общецерковного решения.

На данный момент состоялось в общей сложности четыре Всеправославных предсоборных совещания (Шамбези, 1976; 1982; 1986; 2009) и шесть межправославных подготовительных комиссий (Женева, 1971; Шамбези, 1986; 1990; 1993; 1999 и 2009).

Длительный перерыв в созыве совещаний и в работе подготовительных комиссий был вызван осложнением в межправославных отношениях из-за возникших разногласий между Московским и Константинопольским патриархатами по вопросу церковного устройства в Эстонии. Встреча предстоятелей и представителей Православных церквей в октябре 2008 года в Стамбуле сделала возможным возобновление межправославного сотрудничества в подготовке Собора.

http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=35802

Оставить комментарий